ФЭНДОМ


Шаблон:К удалению Шаблон:Чистить Шаблон:Rq Шаблон:Falseredirect В древней Москве жителей хоронили возле приходских церквей и монастырей, а до 1657 г. и на территории Кремля. К концу XVII века в Москве насчитывалось свыше 300 кладбищ. В 1771 г., в связи с эпидемией чумы, Сенат запретил хоронить москвичей, умерших от чумы, на всех московских кладбищах. За пределами Москвы (за Камер-Коллежским валом), в том же году открываются кладбища: Армянское, Даниловское, Дорогомиловское, Калитниковское, Миусское, Пятницкое, Семёновское и старообрядческие — Преображенское и Рогожское, а позднее Еврейское, Мусульманское и др. С 1918 года были снесены многие кладбища. Ликвидированы кладбища Алексеевского, Андроньева, Данилова, Новоспасского, Перервинского, Покровского, Симонова Сорокасвятского, Скорбященского, и частично Новодевичьего монастырей, а также Алтуфьевское (часть), Братское, Бибиревское, Богородское (часть), Бутырское, Воронцовское, Владыкинское (часть), Дегунинское, Дорогомиловское, Еврейское, Карачаровское, Кожуховское, Семёновское, Филёвское и Шелепихинское кладбища. Останки только некоторых выдающихся людей России были перенесены с них на Новодевичье, Востряковское и Ваганьковское кладбища.

В настоящее время ликвидация кладбищ в Москве запрещена законодательно. Это относится только к действующим кладбищам. На старые захоронения, не имеющие «официального» статуса, охранная грамота не распространяется.Шаблон:Нет АИ

Филёвское кладбище Править

Филёвское кладбище находилось за окружной железной дорогой между Можайским шоссе (ныне Кутузовским проспектом) и Москвой-рекой, закрыто для захоронений в 1956 г. Родственникам усопших было предложено перезахоронить могилы в течение 1957 года в ускоренном порядке, так как по проекту через территорию кладбища должен был пройти тоннель метрополитена от ст. Кутузовская до ст. Фили. Через год проект был отклонён и пути прошли чуть ближе к берегу Москвы-реки по открытому участку Филёвско-Арбатской линии. В итоге перезахоронена была лишь каждая 5-я могила. В 1970-е годы во время строительства Гохрана вскрывалось много захоронений, и грунт вместе с гробами вывозился на братеевскую свалку. Могилы располагались параллельно берегу Москва-реки практически через каждые 2—3 метра на глубине около 3—5 метров. Сверху был толстый слой промышленного грунта в виде асфальта, бетона и щебня. Ближе к реке захоронения были в простых сосновых гробах, наполненных стружками. Много старых людей (с отсутствующими зубами), много двойных захоронений с двумя гробами, как пример — внизу мать, а сверху ларец с новорождённым, но не выжившим дитятей. Детские гробики заполнялись букетами полевых цветов, поразительно то, что окраска лепестков не выцвела. Выше по берегу захоронения были более богатыми. Это были выдолбленные из стволов массивные гробы на резных ножках и с медными ручками. Запомнилось одно захоронение, вскрытое экскаваторщиком. Судя по размерам бедренной кости, это был человек очень высокого роста (около 1,90 м) в военном обмундировании. Серая шинель с красным шёлковым подбоем и высокие сапоги выше коленной чашечки. Ещё выше от берега Москва-реки вскрывались массовые захоронения раненых и умерших солдат, предположительно привезённых с Бородинского сражения. Захоронены в простых гробах. У многих шрапнельные ранения костей скелетов и черепов. Похоронены они были в военной форме. Далее по берегу экскаваторы вскрывали карьерные захоронения, где человеческие останки были захоронены вперемежку с костями животных (коней) и пересыпаны известью. Судя по остаткам формы, это были французские солдаты. Все останки захороненных (исключая массовые) имели на черепах траурные венчики, покрывающие лоб и закрывающие глаза. В захоронениях гражданских были закупоренные флакончики с жидкостью и небольшие фарфоровые чаши.Шаблон:Нет источников

Семёновское кладбище Править

Шаблон:Main

Файл:Semenovskoe kl.jpg

Семеновское кладбище располагалось на Измайловском шоссе, 2. Кладбищенская церковь Воскресения Христова была закрыта в 1931 году, где до 1946 года размещалась кладбищенская контора.

Весной 1931 года в конторе кладбища появилось объявление, что кладбище закрыто для захоронений и готовится его ликвидация. Родственникам было разрешено перенести останки усопших на другие кладбища, и большая часть останков была перенесена на ближайшее — Преображенское кладбище. Примерно в 1934 году останки с военного некрополя, попавшие под территорию завода «Салют» были кремированы и перезахоронены. К 1966 году кладбище было уничтожено полностью.

Сегодня о нем с западной стороны напоминает сквер (на территории которого и сегодня можно найти остатки могильных плит), но большую часть, включая бывшее военное кладбище, — захоронений погибших героев и воинов Отечественной войны 1812 года, занято территорией промышленной зоны, ограниченная улицей Золотая, проспектом Будённого, Четырехдомным переулком и Семеновским проездом.

В здании церкви вплоть до начала 1990-х размещались производственные помещения.

Братское кладбище Править

Шаблон:Main

Файл:Bratskoe kl.jpg
Файл:Moscow Brotherly Cemetery chapel 1915.jpg

Братское кладбище находилось в районе станции метро Сокол на землях бывшего села Всехсвятского. Открыто по распоряжению Городской думы в начале 1915 года для захоронения москвичей, погибших на фронтах Первой мировой войны или умерших в московских госпиталях. На нём были похоронены около 18 тысяч солдат, офицеров, врачей, сестёр милосердия и лётчиков.

В 1925 году кладбище было закрыто для захоронений. В 1932 году почти все надгробия кладбища были снесены, в центральной его части был создан парк. В конце 1940-х годов при застройке района Песчаных улиц на месте кладбища создан парк. В парке за кинотеатром Ленинград сохранился памятник на могиле студента Московского университета Шлихтера. В последние десятилетия в парке был установлен ряд монументов и открыта часовня в память о погибших.

Лазаревское кладбище (Марьина роща) Править

Файл:Lazarevskoe kl.jpg

Шаблон:Main В 1758 году в районе Марьиной рощи (угол нынешних Сущевского Вала и улицы Советской Армии) было открыто первое городское Лазаревское кладбище для бедных, крупнейшее в Москве до 1917 года

Осенью 1932 года здание храма было оцеплено милицией, а настоятелю храма сообщили о его закрытии с конфискацией имущества и передачей здания в ведение Моссовета. В 1935 году кладбище закрыто для захоронений. Надгробия и останки переносились родственниками на другие кладбища за счет государства. В 1938 году на месте кладбища был открыт Детский парк Дзержинского района с каруселями и танцплощадкой. Однако на территории парка ещё можно было увидеть последние бесхозные надгробия, которые во время субботника 1963 года вовсе исчезли. С середины 1990-х годов территория парка приходит в запустение и нередко используется как место для криминальных разборок. В настоящее время ведутся работы по благоустройству территории.

Храм Сошествия Св. Духа был возвращен Церкви в 1991 году, хотя ещё несколько лет после этого в трапезной части находились мастерские декораций Театра оперетты.

На плане Москвы 1881 года в этом же районе показано еще и немецкое кладбище. Находилось между 1-м 3-м Проездами Марьиной Рощи. В 80-е годы двадцатого века здесь был построен кинотеатр «Гавана».

Бирюлевское кладбище (ул. Медынская д.5б) Править

Современный храм Святителя Николая Чудотворца в Бирюлево на Медынской улице восстановлен в 1957 г. после пожара. Бирюлевское кладбище, закрытое для захоронений в 1962 г., ликвидировано в 1978 г., а могилы переносились на Хованское кладбище.

Кожуховское кладбище Править

Файл:Kotzukhovskoe kl 1888.jpg

Показано на «Топографической карте окружности Москвы» 1818—1823 годов и на «Нивеллирном плане города Москвы» 1888 года. Закрыто для захоронений решением Моссовета в 1931 году.

Сейчас на месте этого кладбища расположены жилые дома по улицам Трофимова и 5-ой Кожуховской.

На территории этого кладбища стояли частные гаражи, копая ямы в своих гаражах хозяева находили останки (кости). Во дворе дома ул. Трофимова 31 есть ступени и стена этого кладбища.

Юрловское кладбище Править

Файл:Медведково в 1818 году.jpg

Кладбище бывшего села Юрлово, ранее находившегося на северо-востоке столицы.

Кладбище показано на топографической карте окружностей Москвы, снятой офицерами-квартирмейстерами в 1818 году, гравированной и отпечатанной в Военно-Топографическом Депо в 1823 году.

Находилось на территории современной промзоны Северного Медведкова, примерно в пятидесяти метрах южнее улицы Широкой, между рекой Чермянка и Чермянской улицей. Сейчас здесь проходит высоковольтная ЛЭП.

Ховринское кладбище Править

Находилось недалеко от станции Ховрино Октябрьской железной дороги, в районе дома 7 по Зеленоградской улице. Показано на топографической карте Москвы и окрестностей 1931 года. Могилы были перезахоронены на Долгопрудненском (старом) кладбище.

Мазиловское кладбище Править

Во время массовой жилой застройки московского района Фили-Мазилово было решено снести село Мазилово и одноименное сельское кладбище. Оно находилось на углу улиц Олеко Дундича и Пивченкова, примыкая с южной стороны перегона станций Пионерская — Филевский парк (Филевской линии). Могилы были перезахоронены на Химкинском кладбище в 1959 году.

Братцевское кладбище Править

Находилось в ранее существовавшей деревне Братцево на северо-западе столицы, недалеко от станции метро «Сходненская», на месте существующей ныне автостоянки позади дома 42 по улице Вилиса Лациса.

Показано на топографической карте Москвы и окрестностей 1931 года.

Всехсвятское кладбище Править

Находилось при Храме Всех Святых во Всехсвятском на Соколе (Ленинградский проспект, дом 73 а), сзади западного вестибюля северного выхода станции метро «Сокол». Ликвидировано в сентябре-октябре 1981 года.

Недалеко, на участке современного Чапаевского парка (напротив домов 8 и 10/2 по Чапаевскому переулку), ранее также находилось кладбище.

Оба кладбища показаны на топографической карте Москвы и окрестностей 1931 года.

Пятницкое кладбище Править

Файл:Pyatnitscoe kl 1888.jpg

Шаблон:Main Южнее основной территории Пятницкого кладбища существовал отдельный участок, обозначенный на «Топографической карте окружности Москвы», составленной в 1818—1823 годах офицерами Квартирмейстерской Части Военно-Топографического Депо как «моровое кладбище».

По всей вероятности, здесь были массовые захоронения горожан, умерших во время эпидемий. Позднее этот участок кладбища был снесен. В настоящее время здесь находится Николаевский тупик и здания Музея истории железнодорожной техники Московской железной дороги.

Арбатецкое кладбище Править

Файл:Wiki Party in Moscow 2013-05-18 (City tour; Krassotkin; 09).JPG

Арбатецкое кладбище[1] существовало ещё в XIX веке и располагалось на западной окраине села Всехсвятского.Шаблон:-1 Тогда оно называлось Солдатским кладбищем. Долгое время на нём не существовало даже часовни. В основном там хоронили бедных крестьян. В 1911 году рядом с кладбищем построили одноэтажную кирпичную часовню (архитектор Р. И. Клейн).Шаблон:-1[2] Площадь территории кладбища составляла 1,27 га.Шаблон:-1

После 1917 года в черте Москвы. Кладбище функционировало и в советское время вплоть до 1960-х годов.Шаблон:-1 Затем кладбище ликвидировали; останки людей, востребованные родственниками, перезахоронили. Сейчас на месте кладбища разбит небольшой сквер у чётной стороны улицы Алабяна. Здание часовни сохранилось до наших дней, хотя и подверглось значительной перестройке. Летом 2005 года выполнена реконструкция. От бывшего кладбища сохранилось одно дореволюционное надгробие[3] с надписью «Незабвенной матери от любящей дочери».

Находилось в микрорайоне 43-А «Сокол» между улицей Алабяна и Малым Песчаным переулком, восточнее поселка художников «Сокол».

Кладбище показано на карте Москвы и ближайшей области (запад) Генштаба Советской Армии 1964—1968 года и на топографическом плане Москвы, составленном Мосгоргеотрестом в 1952 году. На плане Москвы 1952 года видно, что Арбатецкое кладбище ранее занимало значительную территорию, в частности участок проезжей части улицы Алабяна.

Нагатинское кладбище Править

Находилось между селом Нагатино и озером Кривая Баба (сейчас это озеро — часть Нагатинского спрямления русла Москвы-реки) на месте дома 54 по Нагатинской набережной.

Еще одно небольшое кладбище находилось рядом с химзаводом в районе Нижних Котлов на месте дома 2 по Нагатинской набережной.

Показаны на топографической карте Москвы и окрестностей 1931 года.

Перовское кладбище Править

В настоящее время занимает значительно меньшую территорию, чем обозначенную на карте Москвы и окрестностей 1931 года. Развязка МКАД в этом месте находится фактически на территории бывшего кладбища. С левой стороны к кладбищу примыкает жилой район. Скорее всего, и при строительстве этого района кладбище тоже просто «подвинули» бульдозерами.

Люблинское (старое) кладбище Править

Файл:Lyublinskoe kl 1938.jpg

Сравнительно большое кладбище города Люблино — бывшего районного центра Московской области к юго-востоку от столицы. Существовало с 1635 года. Хоронили на кладбище как крепостных крестьян, так и дворян и купцов.

Показано на старых планах Москвы, например на топографической карте Москвы и окрестностей 1931 года и на планах города Москвы, составленных Мосгоргеотрестом в 1938, 1939, 1940 и 1952 годах.

Было закрыто для захоронений в 1939 году, снесено в 1957 г. Контора кладбища на старом месте функционировала до 1969 года,и обслуживала уже Ново-Люблинское кладбище.

Сейчас на этом месте жилая застройка в границах: Краснодонская улица — Спортивный проезд — Таганрогская улица — стадион «Локомотив».

Кузьминское (старое) кладбище Править

На топографической карте Москвы и окрестностей 1931 года, также показано небольшое кладбище Кузьминского совхоза, ранее находившееся на территории современного Кузьминского лесопарка между Кузьминской улицей, Нижним Кузьминским прудом и метеорологической станцией. Закрыто для захоронений в 1964 году, а могилы в течении 1967 г., перененосились на кладбище Красный строитель (Покровское).

Черемушкинское кладбище Править

Находилось рядом с Храмом Живоначальной Троицы в Старых Черёмушках на месте Дом аспиранта и стажёра МГУ (улица Шверника, дом 19).

Показано на топографической карте Москвы и окрестностей 1931 года

На месте кладбища сейчас детский сад №300

Измайловское кладбище Править

Файл:Izmaylovskoe kl 1938.jpg

Шаблон:Main Измайловское кладбище находится в Восточном административном округе города Москвы. Основано в 1672 году. Находилось около села Измайлово, известного с середины XVI века как вотчина шурина Ивана IV Никиты Романовича Юрьева.

Вошло в состав московских кладбищ в 1935 году.

Северная часть Измайловского кладбища была уничтожена в шестидесятые годы ХХ века при прокладке трассы Сиреневого бульвара.

Шелепихинское кладбище Править

Показано на топографической карте Москвы и окрестностей 1931 года.

Тропаревское кладбище Править

Находилось в ранее существовавшем селе Тропарево на юго-западе Москвы.

Показано на топографической карте Москвы и окрестностей 1931 года. x=37.489204 y=55.647279

Сейчас на этом месте — комплекс Российского медицинского университета им. Пирогова (улица Островитянова, дом 1). Иир

Грайвороновское кладбище Править

Кладбище ранее существовавшего села Грайвороново на юго-востоке Москвы. Находилось на территории промзоны между домами 3с52 и 5с6 по Грайвороновской улице.

Показано на топографической карте Москвы и окрестностей 1931 года.

Черкизовское кладбище Править

Находилось на восточном берегу Черкизовского пруда, рядом с кинотеатром «Севастополь» (Большая Черкизовская улица, дом 93). Ликвидировано в 80-х годах ХХ-го века.

Недалеко от этого места, восточнее стадиона «Локомотив», между северным и южным вестибюлями станции метро «Черкизовская», также раньше находилось кладбище, которое показано на топографической карте Москвы и окрестностей 1931 года.

Ещё одно Черкизовское кладбище располагалось на Халтуринской улице между современными жилыми домами № 10 и 12. Снесено в 1977 году. С 1924 по 1931 гг. здесь располагалась конечная остановка трамвая (кольцо) 33-го маршрута, с 1944 по 1950 гг. — 14-го, а в 1948—1959 гг. — также и 36-го; само кольцо, к тому времени уже недействующее, было разобрано лишь в 1970-х годов при строительстве четырнадцатиэтажных жилых домов.

Дорогомиловское кладбище и примыкающее к нему Еврейское кладбище Править

Территория погоста тянулась вдоль современной набережной Тараса Шевченко, от моста «Багратион» до двенадцатых домов по Кутузовскому проспекту. Ближе к центру располагались входящие в состав кладбища еврейские и караимские секции.
Файл:Dorogomilovskoe kl.jpg

Погост был основан вместе с семью другими еще в 1771 году в ходе эпидемии чумы, когда Сенат принял решение о запрете погребений в черте города. Кладбищу удалось просуществовать до конца 1940-х года, начала массовой жилой и промышленной застройки района.

В начале десятилетия родственникам усопших было предложено перезахоронить прах на Востряковском кладбище, а в 1948 году власти сами демонтировали оставшиеся могилы. Одновременно была снесена установленная на входе в кладбище Елизаветинская церковь 1770-х годов. Могилы, находившиеся на спуске к Москве-реке, по всей вероятности были затоплены после введения в эксплуатацию Канала имени Москвы и «обводнения» Москвы-реки.

В 1990-х концепцию развития микрорайона снова пересмотрели: на месте бывшего кладбища появился офисный центр «Башня 2000» и торговый мост. В ближайшем будущем другие прилегающие к набережной территории могут быть отданы под элитную застройку.

Театр-студия Петра Фоменко (новое здание на береговом склоне Москвы-реки) располагается на месте Еврейского кладбища XVII—XIX веков.

Дальше, там, где сейчас проходит Третье транспортное кольцо, располагались скотобойни, а за ними, на самом берегу реки — еще одно кладбище (показано на плане Москвы 1931 года). В настоящее время здесь проходит Киевская улица.

Рогожское старообрядческое кладбище Править

Файл:Rogozskoe kl.jpg

В настоящее время Рогожское кладбище занимает территорию существенно меньшую, чем та, что приведена на карте Москвы 1904 года издания. Тогда кладбище практически граничило с путями Московско-Нижегородской железной дороги. Сейчас кладбище и железную дорогу отделяет целый жилой район, расположенный между улицами Рогожский поселок и Подъемная.

Миусское кладбище Править

Файл:Miusskoe kl.jpg

Расположено недалеко от Савеловского вокзала и сохранилось до наших дней. По свидетельству историков Миусское кладбище было одним из первых московских кладбищ, где начались чумные захоронения.

На плане города Москвы, составленном в 1904 годах видно, что территория кладбища раньше имела форму правильного прямоугольника. В нпстоящее время северо-западная часть территории Миусского кладбища застроена домами.

Марьинское кладбище Править

Небольшое Марьинское кладбище располагалось рядом с деревней Марьино в начале XIX века. Сейчас это место соответствует примерно улице Перерва (микрорайон Старое Марьино). Показано на топографической карте Москвы и окрестностей 1931 года,

Дегунинское кладбище Править

До 1987 года на Коровинском шоссе, владение 12, располагалось Дегунинское кладбище. В 1987 году могилы были перезахоронены на Щербинское кладбище. Ныне территория бывшего кладбища включена в состав территории МНТК «Микрохирургия глаза» имени академика Святослава Фёдорова, на этой же территории находится «Ирис Конгресс Отель». С 1989 г. по 1991 г. на месте ликвидированного погоста находился бытовой городок, где жили рабочие французской строительной компании «Буиг» (Bouyguess), строившей гостиницу «Ирис Конгресс Отель».

На топографическом плане Москвы и окрестностей (северо-запад), составленном Военно-Топографическим Депо в 1878 году, показаны ещё два кладбища, находившиеся на месте домов 19к1 и 15 по Дегунинской улице в ранее существовавшем здесь селе Дегунино.

Очаковское кладбище Править

Файл:Ochakovskoe kl 1938.jpg

Кладбище у Храма Святителя Димитрия Ростовского в Очакове (улица Генерала Дорохова, дом 17), закрыто в начале ХХ века (30-е года).

Здесь хоронили усопших жителей села Очакова.

Захоронения централизованно перенесены на Хованское кладбище в 1970-х гг., при этом надгробия, кресты и ограды были беспорядочно раскиданы у восточной стены церкви.

Чуть выше по современной улице Генерала Дорохова, дом 16, строение 2, также было кладбище. Сейчас там производственный корпус ТЭЦ-25.

Вешняковское кладбище Править

Находилось примерно там, где сейчас Кусковский парк. Выше на топографической карте 1823 года обозначено еще одно кладбище без названия.

Дубровское (старообрядческое) кладбище Править

Файл:Dubrovkskoe kl 1888.jpg

Находилось к югу от пересечения современных улиц Мельникова и Сосинской.

Показано на «Топографическом плане Москвы» 1838 года и на «Нивеллирном плане города Москвы» 1888 года.

Закрыто для захоронений в 1939 году, а в 1963 году ликвидировано.

Рядом с б. Дубровским кладбищем, по улице Мельникова дом 7 находится здание Дома культуры ОАО «Московский подшипник» («1 ГПЗ»), в котором в октябре 2002 года во время представления мюзикла «Норд-Ост» произошел захват и массовая гибель заложников.

Братеевское кладбище Править

Кладбище села Братеево находилось на пересечении улицы Борисовские Пруды и Хордового проезда. Закрыто для захоронений в 1975 году, в течении июня 1980 года могилы были перезахоронены на 222-й участок Хованского кладбища. Сейчас на месте кладбища утановлены опоры братеевского моста через Москву реку. Справа от кладбища был храм, который снесли при строительстве моста.

Карачаровское кладбище Править

Кладбище ранее существовавшей в районе Хохловки подмосковной деревни Карачарово. Находилось на месте дома 2 по Новохохловской улице.

Показано на топографической карте Москвы и окрестностей 1931 года.

Перервинское кладбище Править

Находилось на юго-востоке Москвы, в поселке Перерва, недалеко от платформы Депо Курского направления МЖД. Показано на топографической карте Москвы и окрестностей 1931 года. В настоящее время на этом месте (улица Полбина) — находится: школа, частично дорога и фрагмент автостоянки.

Холерные кладбища Править

Файл:Kholera 1.jpg
Файл:Kholera 2.jpg
Файл:Kholera 3.jpg
Файл:Kholera 4.jpg
Файл:Kholera 5.jpg
Файл:Kholera 6.jpg

Были организованы за пределами Камер-Коллежского вала во время неоднократных эпидемии холеры в 1830—1831, в 1852—1853, в 1870 и в 1892 годах для захоронения тел горожан, умерших от болезни. Умерших от холеры хоронили только на отдельных кладбищах. Похоронный обряд обычно совершали ночью при свете смоляных факелов.

Холерные кладбища находились в разных частях окрестностей Москвы, в настоящее время вошедших в городскую черту, а именно:

Ни одно из холерных кладбищ до настоящего времени не сохранилось.

Показаны на старых городских планах, например на Нивелирном плане города Москвы, составленном Дмитрием Петровичем Рашковым в 1888—1889 годах и карте Москвы и окрестностей 1900 года. Как видно из планов, холерные кладбища в Москве создавались в разное время, что легко проследить по картам разных лет. В частности, на Нивелирном плане Москвы 1888 года холерное кладбище у Преображенской площади отсутствует, но оно есть на карте окрестностей Москвы 1900 года, значит, это кладбище были организованы во время эпидемии холеры 1892 года.

Братские кладбища на территории московских храмов и монастырей Править

В древности наиболее почётными считались захоронения, совершённые внутри храма — в полу западной части при входе в храм, закрытые надгробной плитой, или в отдельных нишах, или в саркофагах вдоль стен храма — см. например: Захоронения в Кёльнском соборе. Так как в Москве из существовавших более 400 дореволюционных храмов около 90 % были закрыты, а часть из них полностью уничтожена — то большею частью захоронения внутри храмов, за редким исключением, не сохранились. Как исключительный случай можно привести в пример сохранившиеся захоронения в Скорбященской церкви на Большой Ордынке.

В дореволюционной русской традиции в ограде каждого православного храма, чаще всего за восточной алтарной частью, обязательно захоранивались настоятели и священнослужители данного храма, а иногда и почётные меценаты, попечители, строители и старосты данного храма. Поэтому в ограде каждого храма, как правило, существовало небольшое местное (храмовое) кладбище. Но так как в Москве из существовавших более 400 дореволюционных храмов около 90 % были закрыты, а часть из них полностью уничтожена, то большей частью захоронения, существовавшие в ограде и на территории московских храмов, не сохранились. Как исключительный случай можно привести пример чудом сохранившихся захоронений за алтарём Храм Спаса Нерукотворного Образа на Сетуни.

Также и на территории любого православного монастыря (или рядом с территорией монастыря) обязательно хоронили настоятелей, священнослужителей и монахов данного монастыря — братию монастыря (членов монастырского братства), а иногда и почётных меценатов, попечителей и строителей данного монастыря. И такие монастырские кладбища, как правило, назывались «братскими кладбищами».

Впоследствии, на монастырских кладбищах стали хоронить «мирян», сделавших вклад в казну монастыря. Вклад мог доходить до нескольких десятков тысяч рублей(огромная по тем временам сумма), что приносило монастырям существенный доход. Само собой, такие росходы могли себе позволить только очень состоятельные люди.

Свои кладбища имели даже монастыри, находившиеся в центральной части города (в пределах Бульварного кольца) — энаменский, Златоустьинский, Никитский, Страстной, Сретенский, Рождественский.

Так как в Москве все существовавшие — более 15 дореволюционных монастырей — были закрыты, а часть из них полностью уничтожена, то большинство захоронений на братских (монастырских) кладбищах, за редким исключением, не сохранилась. Как исключительные случаи можно привести в пример сохранившиеся захоронения на территории Донского монастыря и Новодевичьего монастыря.

В 1920 году были уничтожены большинство кладбищ, находящихся на территории бывших монастырей или около православных храмов.

После расширения границ Москвы в шестидесятых годах прошлого века в территорию города вошли бывшие монастыри — Николо-Перервинский и Казанский Головинский со своими кладбищами, которые также были уничтожены.

Братское кладбище Никольского единоверческого монастыря (метро Преображенская площадь) Править

Шаблон:Main На территории Никольского единоверческого монастыря, рядом с Храмом свт. Николая, находилось небольшое братское (монастырское) кладбище.

В начале 1920-х годов Никольский единоверческий монастырь был закрыт коммунистическими властями, а в братских корпусах было устроено общежитие завода «Радио»[4], но и некоторое время после этого на территории монастыря около Никольского храма продолжались захоронения. Примерно в начале 1930-х годов, следуя инструкциям советских властей относительно санитарных норм и правил организации погребений, братское кладбище Никольского единоверческого монастыря, оказавшееся посреди общежития, было уничтожено — памятники и кресты большей частью были выкопаны. От кладбища остался один-единственный уцелевший памятник, установленный в 1921 году над могилой Александры Ивановны Александровой — участницы революционного движения.

Кладбище Симонова монастыря (метро Автозаводская) Править

Шаблон:Main

Файл:Simonov mon.jpg

Яркий пример одного из братских (монастырских) кладбищ — Кладбище Симоновского монастыря. Сегодня дорожка к храму Рождества Пресвятой Богородицы у Симонова монастыря (на Автозаводской) уставлена могильными плитами.

Си́монов Успе́нский монасты́рь — мужской монастырь, основанный в 1370 году вниз по течению Москвы-реки от Москвы учеником и племянником св. прп. Сергия Радонежского — свт. Федором, уроженцем города Радонежа на землях, которые пожертвовал боярин Степан Васильевич Ховрин, принявший иночество с именем Симон, от чего и происходит название монастыря).

В монастырском соборе были похоронены Симеон Бекбулатович — крещеный касимовский царевич, по прихоти Ивана Грозного «венчанный» в 1575 году «царем и великим князем всея Руси» и через год им же «свергнутый». Ослепленный в 1595 году по проискам Бориса Годунова, в 1606 году он был пострижен на Соловках и умер в Симоновом монастыре под именем схимника Стефана. Здесь же был погребен сын Дмитрия Донского Константин Дмитриевич (во иночестве Кассиан), князья Мстиславские, Темкины-Ростовские, Сулешевы, бояре Головины и Бутурлины.

На территории Симонова монастыря находился обширный некрополь, где были похоронены поэт Д. В. Веневитинов (1805—1827), писатель С. Т. Аксаков (1791—1859), его сын К. С. Аксаков (1817—1860), композитор А. А. Алябьев (1787—1851), известный библиофил и коллекционер А. П. Бахрушин (1853—1904), дядя А. С. Пушкина — Н. Л. Пушкин, сподвижник Петра I Фёдор Головин, а также многочисленные представители старинных русских дворянских фамилий — Загряжские, Оленины, Дурасовы, Вадбольские, Соймоновы, Муравьёвы, Исленьевы, Татищевы, Нарышкины, Шаховские.

После установления советской власти в 1920 году монастырь был вновь упразднен. В 1923 году в монастыре был учреждён музей, просуществовавший до 1930 года. Директор музея, Василий Иванович Троицкий (1868—1944), наладил отношения с церковной общиной: разрешил службы в одном из храмов монастыря в обмен на предоставление сторожей и дворников за счёт общины. В 1920-е годы архитектором С. К. Родионовым была проведена реставрация построек монастыря.

Кладбище было закрыто для захоронений в 1923 году. Старинный некрополь монастыря ликвидирован в 1931 год, одновременно с монастырём, был уничтожен и некрополь. С его разорённого кладбища на Новодевичье были перенесены останки поэта Д. В. Веневитинова и писателей С. Т. и К. С. Аксаковых. Вскрывавших захоронения рабочих поразило то, что из левой части груди Сергея Тимофеевича Аксакова в области сердца рос корень громадной березы, покрывавшей всю фамильную могилу Аксаковых.

Разорённые захоронения были превращены в мусорные ямы, и прямо на костях усопших открылся сначала гальванический, а потом столярный цех.

После возвращения монастыря церкви во время строительных работ в 1990-х гг. некоторые останки были найдены и вновь захоронены.

Кладбище Скорбященского монастыря Править

Шаблон:Main

Файл:Scorb mon.jpg

Скорбященский женский монастырь в Москве (Новослободская улица, 58) — бывший православный монастырь, основанный в 1889 и закрытый в 1918 году. Сохранившиеся постройки и обезглавленный собор Спаса Всемилостивого расположены на углу Новослободской улицы и Вадковского переулка. Территорию бывшего монастыря занимает университет «Станкин».

Кладбище располагалось между Тихвинской улицей, Вадковским переулком и Сущевским валом, начиная от кладбищенской церкви Трех святителей, находившейся в центре современного парка (теперь на этом месте — небольшой холм). Оно было открыто 5 февраля 1894 года по распоряжению московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича и по указу московской духовной консистории. В архивах сохранились сведения о погребенных с 1894 г. по 1918 годы (примерно на тысячу захоронений).

Дальнейшая документация отсутствует, хотя известно, что здесь продолжали хоронить и после официального закрытия кладбища — до 1923 года. и даже, по некоторым свидетельствам, вплоть до конца двадцатых годов. Всего было сделано около 2500 захоронений.

В 1930 году кладбище уничтожили. Погибли все надгробные памятники, несмотря на то, что многие из них представляли собой художественную ценность. Почти никто из погребенных не был перезахоронен, все они остались лежать на территории оборудованного на месте кладбища Детского парка, часть которого со временем застроилась.

На кладбище были в числе других погребены следующие известные лица: первый врач Филаретовской больницы Михаил Карлович Ламортиньер (+24 февр. 1897 г.) и его преемник доктор медицины Петр Савельевич Попов (+4 апр. 1898 г.), основательница монастыря Княжна Александра Владимировна Голицына (1831—1900 гг). генерал артиллерии Александр Захарович Клевецкий (+25 июля 1902 г.), религиозный мыслитель Николай Федорович Федоров (1828—1903 гг.), секретарь Московской Духовной Консистории Алексей Иванович Кириллов (+29 августа 1905 г.), редактор газеты «Московские ведомости» Владимир Андреевич Гринмут, знаменитый адвокат Федор Плевако, известный промышленник Н. А. Второв, историк Д. И. Иловайский, Игорь, сын Ф. И. Шаляпина).

Сохранилась часовня над могилой купеческой вдовы из Воскресенска Акилины Алексеевны Смирновой, на деньги которой в 1891 году заложили монастырский собор.

В настоящее время разработан проект дальнейшей застройки территории б. кладбища и возведения вместо парка спорткомплекса с подземными гаражами. Против этих планов активно выступают жители района, ряд общественных организаций и приход храма Всемилостивого Спаса.

Кладбище Спасо-Андроникова монастыря Править

Шаблон:Main

Файл:Andronnikov mon.jpg

Андро́ников монасты́рь (Спасо-Андроников, Свято-Андроников, Андроников Нерукотворного Спаса) — бывший мужской монастырь на левом берегу реки Яузы, близ одной из Поклонных гор. Основан в 1357 году митрополитом Алексием как митрополичий монастырь, назван по имени первого игумена — Андроника, ученика Сергия Радонежского. В настоящее время монастырь находится в черте Москвы у Андроньевской площади.

Монастырь закрыт в 1918 году; на его территории, наряду с Ивановским и Новоспасским монастырями, располагался до 1922 года один из первых концентрационных лагерей ВЧК[6] для офицеров и политических противников новой власти.

13 сентября 1927 года был уничтожен некрополь Андроникова монастыря, где были похоронены Андрей Рублев, воины, погибшие во время Северной войны 1700—1721 и Отечественной войны 1812 года, основатель русского театра Ф. Г. Волков, меценат П. Г. Демидов, представители многих дворянских родов: Лопухины, Толстые, Барятинские, Аладьины, Щербатовы.

Кладбище Даниловского монастыря Править

Шаблон:Main

Кладбище Даниловского монастыря — один из древнейших русских погостов. И зародилось оно отнюдь не одновременно с монастырем. Первых умерших даниловских иноков хоронили на уже существовавшем сельском кладбище. Трудно даже предположить, когда именно оно было основано. Не исключено, что погост с дохристианским стажем, может быть, еще древние вятичи устраивали там свои могильники.

Самое известное из ранних захоронений на монастырском кладбище — могила основателя монастыря: в 1303 году у деревянной Даниловской церкви был погребен князь Даниил Александрович, принявший перед смертью монашеский постриг. Почитание его могилы и последующая канонизация связаны с чудесной случайностью. Много лет могила в заброшенном, опустевшем монастыре пребывала в совершенном забвении. Но вот однажды молодому боярскому сыну из стражи Ивана III явился Даниил и попенял великому князю: «Если он меня забывает, то мой Бог меня помнит». Боярич немедленно передал эти слова Ивану Васильевичу. Устыдившийся великий князь отыскал могилу славного предка, и с тех пор она почитаема москвичами. У надгробной плиты, по церковным свидетельствам, происходили всякие чудеса: исцеления и прочее. А затем благоверного князя причислили к лику святых, были обретены его нетленные мощи. Это произошло 30 августа 1652 года. Мощи св. Даниила поместили в серебряную раку и установили в монастырском храме Семи Вселенских Соборов.

До тех пор пока город не подступил к Данилову монастырю, а преодолела эти четыре версты Москва только к концу XVIII века, на монастырском кладбище хоронили преимущественно самих насельников. Сохранилось любопытное свидетельство о древности некрополя Даниловского монастыря. Сейчас на территории монастыря находится один из старейших в Москве каменных храмов — собор Семи Вселенских Соборов, который начали строить в середине XVII века, пристраивая приделы вплоть да XIX века. На некоторых камнях в основании собора выбиты надписи, теперь уже едва различимые. Лишь специалистам под силу их разобрать. Оказалось, что камни эти не что иное, как древние надгробные плиты. По всей видимости, дефицит строительных материалов вынудил мастеров использовать белокаменные надгробия с монастырского кладбища. Самые ранние даты на этих камнях относятся к XVI веку. Но, естественно, для наружного, лицевого, ряда основания храма артельщики использовали наиболее сохранившиеся, то есть относительно новые плиты. А вот какого века надгробиями они забутили основание внутри, теперь уже никогда не узнать. Очевидно, были использованы более ранние и, само собою, хуже сохранившиеся плиты и обломки надгробий.

К концу XVIII века на монастырском кладбище хоронили без разбора по сословиям и званиям. А прежде того, чтобы похоронить умершего, его сродники должны были получить в полиции билет, подтверждающий, что покойный «почил с миром», и дающий право беспрепятственно предать его земле по церковному обряду. Делалось это, чтобы исключить погребение на православном кладбище самоубийц. Впоследствии билет стал свидетельствовать, главным образом, что смерть данного лица не имеет криминального характера. Вот такие, например, билеты выдавали когда-то в Москве: «Тело умершего московского купца Алексея Васильева в Данилове монастыре погребсти, мая 27 дня 1783 г.». Или: «Тело умершей купецкой жены Марьи Абрамовой, имевшей от роду 40 лет, в Данилове монастыре погребению предать, декабря 10 дня 1792 г.». Иногда, если покойный был высокогородным, билеты выписывал сам оберполицмейстер: «Тело умершего господина действительного статского советника князя Михаила Николаевича Голицына, имевшего от роду 71 год, предать земле в Даниловом монастыре позволяется, апреля 5 дня 1827 г. Московский оберполицмейстер».

В Даниловском монастыре было похоронено много дворян, людей, имевших заслуги, и титулованных особ: генерал-майор и кавалер Александр Васильевич Арсеньев (1755—1826); генерал от инфантерии Иван Александрович Вельяминов (1773—1837); действительный статский советник Григорий Михайлович Безобразен (1786—1854); князь Александр Дмитриевич Волконский (1812—1883) и другие Волконские; князь Владимир Константинович Гагарин (1821—1899) и еще несколько князей Гагариных.

С середины XIX века здесь стали появляться могилы известных писателей, историков, ученых, причем преимущественно сторонников русской национальной идеи — славянофилов. В 2000 году на ограде Поминальной часовни была установлена мемориальная доска. На ней написано:

Деятели истории, науки и культуры, захороненные в некрополе Данилова монастыря. Кошелев Алексей (эта ошибка проникла и на современную мемориальную доску на стене монастыря; а Кошелева звали Александром) Иванович (1806—1883), славянофил, общественный деятель, публицист. Самарин Юрий Федорович (1819—1876), общественный деятель, писатель, славянофил. Тихонравов Николай Саввич (1832—1893), историк русской литературы, академик. Чижов Федор Васильевич (1811—1877), общественный деятель, ученый-энциклопедист, писатель. От Российской государственной библиотеки. 2000 год.

Близ дома настоятеля были похоронены Николай Васильевич Гоголь (1809—1852), поэт Николай Михайлович Языков (1803—1846), историк, славянофил Дмитрий Александрович Волуев (1820—1845) и один из основателей славянофильства, богослов, философ, писатель, публицист, социолог, историк, врач, живописец, изобретатель Алексей Степанович Хомяков (1804—1860).

Николая Языкова и Дмитрия Волуева похоронили под одним надгробием. Спустя год после смерти Языкова его знакомая Е. М. Попова записала в свой дневник: «День открытия памятника Николаю Михайловичу Языкову день его ангела. Четвероутольный, гранитный, серого цвета камень, с обыкновенною, наподобие гроба, крышею, или вершиною, составляет памятник. На лицевой стороне надпись: „Блаженни чисти сердцем, ибо тии Бога узрят“; на боковых — имена Валуева и Языкова. Сошлись друзья, сошлись родные… Лавровый венец венчает не главу поэта, а могильный крест».

Возле ограды, напротив северной стены Троицкого собора, была могила поэта Михаила Александровича Дмитриева (1796—1866), автора «Московских элегий» и настоящего бесценного памятника своей эпохи — книги воспоминаний «Мелочи из запаса моей памяти», в которой рассказывается о жизни русской интеллигенции, о московской литературе и журналистике первой половины XIX века. Рядом находилась и могила его сына — первого русского профессора-текстильщика (а на самом деле историка русского права, сенатора, тайного советника, полного тёзки профессора-текстильщика) Федора Михайловича Дмитриева (1829—1894).

У северо-восточного угла Троицкого собора был похоронен известный пианист, основатель Московской консерватории Николай Григорьевич Рубинштейн (1835—1881).

Особенно много было в монастыре купеческих захоронений. Причем в самых почетных местах, в том числе и под храмами. Такой существовал в России порядок: лучшие места отдавали тем, кто при жизни жертвовал от щедрот своих на строительство или на содержание храма. Например, в каком-нибудь сельском приходе даже его настоятеля обычно хоронили на общем погосте, но могила доброхота-жертвователя — дворянина, купца, кулака — не имеет значения — всегда находилась в самой церковной ограде, вблизи храма. 1833—1838 годах в Даниловском монастыре на средства купцов Ляпиных, Куманиных и Шестовых был выстроен величественный собор Живоначальной Троицы. Нет единого мнения об авторе этого красивейшего храма. Считается, что он мог быть построен и О. И. Бове, и Е. Д. Тюриным. Но в любом случае это настоящий шедевр архитектуры. Под собором появилось несколько захоронений, в том числе и купцов Куманиных и Шестовых. А в подклете древнего храма Семи Вселенских Соборов были родовые захоронения купцов Ляпиных и Савиных. Причем усыпальницу Ляпиных оформил в 1910 году сам Федор Осипович Шехтель, бывший в то время председателем Московского архитектурного• общества. К сожалению, ни творения Шехтеля, ни самих купеческих могил не сохранилось.

В 1876 году монастырское кладбище увеличилось вдвое: с запада к монастырю была присоединена и огорожена новой стеной такая же приблизительно по площади территория. Но хоронили здесь, как можно предположить, еще и до возведения стены. Так, историк Москвы А. Т. Саладин в «Очерках…» упоминает замечательный памятник на «новом кладбище» над могилой некоей М. П. Хлоповой, похороненной в 1868 году, то есть до расширения территории монастыря. Хоронили на присоединенной территории людей незнатных. Саладин 1 по этому поводу замечает, что "на новом кладбище как будто даже с гордостью пишут на памятниках «крестьянин». Может быть, единственное значимое для истории захоронение там — могила выдающегося художника Василия Григорьевича Перова (1833—1882), которого называли Некрасовым русской живописи, автора известных картин «Тройка», «Утопленница», «Сельский крестный ход», «Рыболов», «Птицелов», «Охотники на привале», портретов Островского, Достоевского, Майкова, Писемского, Тургенева, Даля, а также соседа по кладбищу — Рубинштейна. Большинство полотен художника украшает Третьяковскую галерею.

Но даже вместе с новой территорией кладбище Даниловского монастыря было невелико. И в начале XX века хоронили на нем лишь изредка: примерно по одному покойному в неделю. Об этом свидетельствует документ, хранившийся в монастырском архиве: «Итого, в 1901 погребено на кладбище Московского Данилова монастыря мужеского пола — тридцать один (31), женска — двадцать два (22), обоего пола — пятьдесят три (53)».

После революции Даниловский монастырь продержался дольше других московских монастырей: он был закрыт в 1929 году. В нем разместили лагерь для детей заключенных. Но как ни безжалостно использовала монастырь новая власть, к счастью, большинство построек сохранилось. А самой тяжелой и, увы, безвозвратной утратой стала ликвидация уникального монастырского некрополя. Большинство могил пропало бесследно. Останки лишь немногих упокоенных были перезахоронены на других московских кладбищах. Так, в 1930е годы на Новодевичье кладбище перезахоронили Н. В. Гоголя.

Когда 31 мая 1931 года откопали и вскрыли гроб Гоголя, то обнаружили, что у покойного нет головы. Вот что рассказывал об этом в воспоминаниях «Перенесение праха Н. В. Гоголя», написанным в 1946 году и опубликованным посмертно в 1991 году в «Российском архиве», присутствовавший при эксгумации писатель Владимир Лидин: «Могилу Гоголя вскрывали почти целый день. Она оказалась на значительно большей глубине, чем обычные захоронения. Начав ее раскапывать, натолкнулись на кирпичный склеп необычайной прочности, но замурованного в нём отверстия не обнаружили; тогда стали раскапывать в поперечном направлении… и только к вечеру был обнаружен еще боковой придел склепа, через который в основной склеп и был в свое время вдвинут гроб. Работа по вскрытию склепа затянулась, и начинались уже сумерки, когда могила была наконец вскрыта… Вот что представлял собой прах Гоголя: черепа в гробу не оказалось и останки Гоголя начинались с шейных позвонков: весь остов скелета был заключён в хорошо сохранившийся сюртук табачного цвета. Под сюртуком уцелело даже бельё с костяными пуговицами; на ногах были башмаки, тоже полностью сохранившиеся; только дратва, соединяющая подошву с верхом, прогнила на носках, и кожа несколько завернулась кверху, обнажая кости стоп. Башмаки были на очень высоких каблуках, приблизительно 4-5 сантиметров, это даёт безусловное основание полагать, что Гоголь был невысокого роста. Когда и при каких обстоятельствах исчез череп Гоголя, остаеётся загадкой. При вскрытии могилы обнаружили на малой глубине, значительно выше склепа с замурованным гробом, череп, но археологи признали его принадлежащим молодому человеку»[5].

Отсутствие черепа сам же Лидин объясняет следующим образом. Он пишет, что слышал от кого-то, что в 1909 году, когда проводились реставрационные работы на могиле Гоголя, основатель Театрального музея А. А. Бахрушин сумел сторговать у даниловских монахов череп покойного и затем любовался им у себя в музее. Но работники бахрушинского музея эту версию писателю опровергли: для изъятия черепа им требовалось самодеятельно, быстро и незаметно осуществить титаническую работу по вскрытию захоронения, подобную проведённой госкомиссией в 1931 году, что силами музейщиков крайне маловероятно. Поэтому судьба черепа Гоголя так и остаётся неизвестной, вероятно, он был утрачен на этапе похорон 1852 года, поскольку следов вскрытия захоронения госкомиссия по экскгумации в 1931 году не обнаружила[6].

Кроме Гоголя в 1930е на Новодевичье кладбище были перенесены останки Хомякова, Языкова и Рубинштейна.

Прах Алексея Степановича Хомякова сохранился не хуже останков Гоголя. К тому же и голова уцелела. О его эксгумации Лидин пишет так: «Огромный цинковый гроб частично обветшал и распаялся; внутри него был второй гроб, дубовый, его верхние доски прогнили. Вся фигура Хомякова сохранилась почти в том же виде, в каком он был похоронен 71 год назад. Верхняя часть черепа с густой шапкой волос была цела; сохранившийся казакин, или славянофильская коричневая поддевка, завершавшаяся брюками, вправленными в высокие сапоги, заключала в себе весь остов скелета. Одеяние было такой прочности и такой сохранности, что останки подняли за плечи и ноги и целиком, ничего не нарушив, переложили в другой гроб. В изголовье Хомякова оказалась чашечка севрского фарфора с голубыми незабудками, видимо, оставшаяся после соборования. Рядом с прахом Хомякова находился прах его жены Екатерины Михайловны, родной сестры поэта Языкова, умершей за 8 лет до смерти Хомякова. В волосах, полностью сохранившихся в виде прически, был воткнут черепаховый гребень».

По поводу останков Николая Михайловича Языкова писатель Лидин рассказывает: «От Языкова, похороненного под одним памятником с его другом и родственником Дмитрием Александровичем Волуевым (или Валуеым — в документах нет единообразия. — Прим. авт.), стались только разрозненные кости скелета и череп с очень здоровыми зубами. Скелет пришлось доставать по частям и археологу восстанавливать его в новом гробу — в анатомическом порядке». Стоит отметить, что Дмитрия Александровича Волуева перезахоронить вместе с родственником и близким другом Языковым никто не озаботился. Он так и остался покоиться на кладбище Даниловского монастыря.

В 1950е на кладбище соседнего, Донского монастыря перенесли прах еще двух «даниловцев»: художника Перова и профессора-текстильщика Дмитриева (на самом деле профессор-текстильщик был похоронен в Раменском, откуда его прах перенесён в Донской монастырь).

Все остальные могилы погибли.

Где-то здесь по сию пору покоятся декабристы Валериан Михайлович Голицын (1803—1859) и Дмитрий Иринархович Завалишин (1804—1892); историк, славяновед Юрий Иванович Венелин (1802—1839); историк, москвовед, тайный советник Петр Васильевич Хавский (1774—1876), автор «Указателя источников истории и географии Москвы с ее древним уездом» и ряда других работ; профессор Московского университета, юрист и историк Федор Лукич Морошкин (1804—1857); профессор медицинского факультета Московского университета, физиолог Александр Иванович Бабухин (1827/1835 — 1891), лекции которого слушал А. П. Чехов; славянофил и государственный деятель Владимир Александрович Черкасский (1824—1876) — его надгробие перенесено в Донской монастырь(о судьбе праха данных нет).

В 1983 году Даниловский монастырь возвратили Московской патриархии. В течение пяти лет шла реставрация, и все это время у северной стены так называемой новой территории монастыря стояли две двухсотлитровые кадки: в них складывали человеческие кости. Когда наконец работы завершились, все останки похоронили возле Поминальной часовни. Теперь там две братские могилы с крестами. Вдоль стены монастыря, под мемориальными досками славянофилам и Ю. И. Венелину стоят полтора-два десятка старинных надгробий.

Это все, что осталось от старейшего в Москве кладбища.

Кладбище Ново-Алексеевского монастыря (метро Красносельская) Править

Шаблон:Main

Файл:Alexeevsky mon.jpg

Ново-Алексеевский монастырь — ставропигиальный женский монастырь Русской православной церкви, находившийся на территории Москвы, в Красном Селе.

В 1842 году с разрешения святителя Филарета (Дроздова) на территории монастыря было открыто кладбище.

Редкое в Москве кладбище могло сравниться с Алексеевским по числу упокоенных знаменитостей. Здесь был похоронен основатель Ново-Афонского монастыря иеромонах Арсений (Минин) — инок русского Пантелеимонова монастыря на Афоне, основавший и в Москве знаменитую Афонскую часовню в Китай-городе. Здесь упокоились известные русские литераторы, знакомые Пушкина: упамянутый ранее — А. Ф. Вельтман — историк Московского Кремля и директор Оружейной палаты, который сказал Пушкину после свадьбы: «Ты — поэт, а жена твоя — воплощенная поэзия»; С. С. Хлюстин — племянник графа Ф. И. Толстого «Американца», за которого Наталья Николаевна хотела выдать свою сестру Екатерину вместо Ж. Дантеса. Здесь обрели последний приют поэт А. М. Жемчужников (один из создателей Козьмы Пруткова); литератор С. А. Юрьев — однокашник М. Е. Салтыкова-Щедрина по Московскому дворянскому институту, ставший прототипом Валентина Бурмакина в «Пошехонской старине»; скульптор Н. А. Рамазанов — автор скульптур Аничкова моста, горельефов храма Христа Спасителя и посмертной маски Н. В. Гоголя; упомянутый ранее знаменитый русский публицист, издатель «Московских ведомостей» М. Н. Катков, архитектор А. С. Каминский, основатель народного университета А. Л. Шанявский, нотоиздатель П. И. Юргенсон, психиатр С. С. Корсаков, известнейшие московские полицмейстеры Н. И. Огарев и А. А. Власовский. Здесь находились могилы историков П. И. Бартенева и А. А. Шахова, публициста и издателя М. Н. Каткова, мемуариста Ф. Ф. Вигеля, архитектора А. С. Каминского, художников С. К. Зарянко и И. М. Прянишникова, физика П. Н. Лебедева, основателя Народного университета А. А. Шанявского, известного мецената баронессы Надежды фон Мекк.

Здесь стояли усыпальницы московских промышленных королей: Шустовых, производивших лучший коньяк; кондитеров Абрикосовых, которые получили благословение игумена Новоспасского монастыря на фамильное дело. Здесь были похоронены и купцы Алексеевы, родители К. С. Станиславского, купцы Мусатовы, из рода которых происходила супруга Алексея Ивановича Абрикосова — Агриппина Александровна, рожд. Мусатова.

В 1919 году вышло постановление новой власти о запрещении погребения умерших на кладбище Алексеевского монастыря. Судьбу Алексеевского монастыря и кладбища решил Генеральный план социалистической реконструкции Москвы 1935 года. Согласно плану, через эту местность прокладывался парадный проспект Ильича, тянувшийся от Измайлова до Ленинских гор через площадь Дворца Советов. Тем планам не суждено было свершиться, однако над Алексеевским кладбищем надругались с особенным цинизмом. Полагают, что оно сильно раздражало количеством могил «мироедов», «царских сатрапов», интеллигенции и прочих приспешников монархии. К тому времени кладбище вдобавок обрело неопрятный вид: монахинь выгнали, а родственники «сатрапов», которые не уехали в эмиграцию, просто боялись навещать опальные могилы.

В 1926 году монастырь был уничтожен. Через его территорию пролегла автодорога. В 1938 году было ликвидировано монастырское кладбище. Родственникам запретили переносить надгробия своих близких за исключением останков. Гранитный камень и помпезные надгробия пошли «на нужды народного хозяйства», гранит — на бордюрный камень и облицовочную плитку, мрамор — на гравий, а часовни — на переплавку. На месте кладбища был устроен детский парк, а в обезглавленном храме святого Алексия — дом пионеров.

Во время войны в подклете храма святого Алексия прятались от бомбежек. Всехсвятская церковь долго оставалась архивом, потом заводом по производству зонтиков. Крестовоздвиженская церковь вовсе была включена в объем здания Института рыбного хозяйства и океанографии (Верхняя Красносельская, 17), став обычным гражданским сооружением, в котором невозможно угадать даже абрис храма.

В канун своего столетия, в 1979 году была снесена больничная церковь Архангела Михаила, а на ее месте возвели жилой дом.

Сегодня бывшее монастырское кладбище как-бы поделено на три части:

  • небольшая территория бывшего кладбища находится с внутренней стороны третьего кольца, возле Храма Алексия человека Божия;
  • часть бывшего кладбища (большая часть) — под трассой третьего транспортного кольца и под проездами и тротуарами, прилегающими к трассе;
  • часть бывшего кладбища расположена с внешней стороны третьего кольца — у возвращенного верующим в 1991 году Храма Всех Святых.

Храм Алексия человека Божия и Храм Всех Святых некогда стояли в ограде одного монастыря и были храмами одного кладбища. Сегодня эти храмы «смотрят» друг на друга разделенные скоростной магистралью.

Долгое время на территории бывшего кладбища функционировал детский парк Красносельского района, зимой в парке устраивался каток. Потом, при строительстве третьего транспортного кольца — парк ликвидировали, местность бывшего кладбища заасфальтировали.

Сегодня через бывшее кладбище Алексеевского монастыря проходит скоростной участок третьего кольца (ул. Гаврикова, участок от Русаковской эстакады в сторону Рижского вокзала).

Когда строилась Русаковская эстакада и участок автотрассы напротив Храма Всех Святых, дорожные строители в большом количестве извлекали из земли безымянные кости. Часть из них была перенесена к храму и заново погребена во вновь устроенной недалеко от храма «братской могиле». Над «братской могилой» был поставлен поминальный крест — вначале деревянный, сейчас — ажурный бронзовый.

Кладбище Всехсвятского единоверческого монастыря Править

Шаблон:Main

Файл:Prolom.jpg

Всехсвя́тский единове́рческий монасты́рь — заштатный (кладбищенский) женский монастырь, основанный в 1862 при Новоблагословеном кладбище в память об освобождении крестьян. Располагался на Владимирской дороге, в одном километре к северу от старообрядческого Рогожского посёлка.

В 1922 монастырь закрыт, впоследствии его территория включена в состав завода «Серп и Молот» (б. Гужона), храмы и кладбище уничтожены в 1934 году.

Единственное сохранившееся здание — заложенная в 1873 году Никольская церковь с верхним Покровским приделом (Шоссе Энтузиастов, д. 7). В настоящее время изуродована и лишена признаков храма. Находится на пересечении Третьего транспортного кольца и Шоссе Энтузиастов. Никольская церковь была приватизирована в начале 1990-х годов и используется как офисное здание. Руководство компании, в чьей собственности находится здание, отказывается пускать в храм его настоятеля и вести переговоры с Русской Православной Церковью о передаче зданий.

Кладбище Новоспасского монастыря (метро Пролетарская) Править

Шаблон:Main

Файл:Novospassk mon.jpg

Новоспа́сский монасты́рь в Москве — исторически ставропигиальный мужской монастырь Русской Церкви, расположенный за Таганкой, на Крутицком холме (Крестьянская площадь, 10).

Нынешнее здание Спасо-Преображенского собора сооружено в 1645—1649 году иждивением Михаила Феодоровича.

На обширном кладбище на территории монастыря были погребены его благотворители, а в XIX ввеке на территории монастыря хоронили всех, кто мог заплатить 400 рублей за место в храме, 100 рублей около храма, захоронение у стен монастыря стоило 30 рублей, что могли позволить себе даже зажиточные крестьяне. В подклете собора похоронены бояре Захарьины-Кошкины, предки царского дома Романовых, их родственники князья Черкасские, а также Ситцкие, Ярославские, Оболенские, Троекуровы, Трубецкие и др.

Монастырь был закрыт в 1918 году и в том же году на его территории был устроен концентрационный лагерь НКВД. Памятники монастыря, имеющие музейное значение были приписаны к музею Симонова монастыря. В 1920-е годы архитектором С. К. Родионовым была проведена реставрация построек монастыря.

Решением Моссовета в сентябре 1923 года кладбище Новоспасского монастыря закрыто для захоронений. Надгробные памятники продавались как строительный материал по 20-30 рублей за штуку. К 1930 году кладбище перестало существовать. Его полное уничтожение осуществили уже реставраторы в 1970-х годах, когда на всей территории монастыря был снят на 1,5 метр культурный слой, образовавшийся за 500-летнюю историю монастыря.

На монастырском кладбище, где были похоронены знаменитая княжна Тараканова (инокиня Досифея), иерей Пётр Веньяминов, не выдавший сокровища монастыря солдатам наполеновской армии и убитый франузами (на его надгробии была выбита эпитафия «Здесь скромно погребён служитель алтаря, герой, вкусивший смерть — за веру, за царя»), художник Федор Степанович Рокотов (надгробие над его могилой собираются воссоздать), московский городской голова Н. А. Алексеев, декабрист П. П. Титов.

От монастырского некрополя остались только две часовни — часовня у алтаря собора, приспособленная в 1950-е годы под жильё и часовня инокини Досифеи у восточной стены, которую обстроили с обоих сторон и приспособили под хозяйственные нужды. Сейчас на месте кладбища Новоспасского монастыря разбит сад и лишь надгробные памятники XVIII—XIX вв., сложенные вдоль южной и восточной стен монастыря, напоминают о том, что не так давно здесь было богатое кладбище.

Кладбище Покровского монастыря Править

Шаблон:Main

Файл:Pocrov mon.jpg

Кладбище при Покровском монастыре площадью 5,4 га было крупнейшим монастырским некрополем Москвы. Здесь были похоронены многие члены семейства Боткиных (в том числе писатель В. П. Боткин, коллекционер Д. П. Боткин, чаеторговцы Пётр Петрович и Пётр Кононович Боткины); купцы и благотворители Хлудовы (из них наиболее известен А. И. Хлудов); предприниматель и меценат, основатель Щукинского музея П. И. Щукин; создатель грамматики якутского языка преосвященный Дионисий (Хитров); видные представители грузинского духовенства.

Монастырь закрыт в 1920 году. В 1934 году в западной части территории монастыря, на месте монастырского кладбища, был разбит парк культуры и отдыха Ждановского района (Таганский парк); монастырские стены (ограда) в этой части были снесены. В 1994 году Покровский монастырь был возвращён Русской Православной церкви.

В 2007 году стало известно о предстоящей передаче монастырю Таганского парка, расположенного на месте бывшего некрополя монастыря, что вызвало протесты граждан. В октябре 2007 года мэр Москвы дал поручение городскому правительству подготовить распорядительный документ о передаче монастырю части парка. В январе 2008 года префект ЦАО Москвы огласил компромиссное решение: парк будет передан монастырю, при этом «часть парка будет передана Покровскому женскому монастырю, но туда не входит стадион, и подразумевается возможность использования территории парка жителями округа».

См. также Править

Примечания Править

  1. Шаблон:Книга
  2. Несмотря на то, что этот дом многие источники называют часовней кладбища «Арбатец», документальных подтверждений этого факта не найдено. По этой причине здание не передано православной церкви.
  3. Шаблон:Cite web
  4. Из жития преподобномученика Иоасафа (Боева), бывшего насельника Никольского Единоверческого монастыря
  5. : Лидин В. Перенесение праха Н. В. Гоголя — ФЭБ, 1994.
  6. : Лидин В. Перенесение праха Н. В. Гоголя — ФЭБ, 1994.

This page was moved from wikipedia:ru:Исчезнувшие и уничтоженные кладбища Москвы. It's edit history can be viewed at Исчезнувшие и уничтоженные кладбища Москвы/edithistory

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики